По благословению Священноначалия Русской Православной Церкви

«Кто такие наркоманы?»

«Кто такие наркоманы?»

 «Кто такие наркоманы и исцелима ли наркомания?»

Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий.

 Вокруг наркомании, наркоманов сложилась устойчивая мифология, которая не соответствует реальности. Пока она не будет отброшена, проблему, достигшую уровня национальной катастрофы, решить не удастся. Создать эффективную систему помощи попавшим в наркотическую зависимость людям – национальную систему реабилитации и ресоциализации – возможно только при принятии общественным сознанием двух тезисов: наркозависимые граждане достойны помощи и им можно помочь. Образ наркомана, до сих пор тиражируемый средствами массовой информации и прочно укоренившийся в народе подталкивает дать на эти тезисы отрицательный ответ.

 Наркоманы, кто они такие? «Дегенераты», «преступники», «уроды»? Таковыми их до сих пор считает значительное, если не подавляющее большинство граждан нашей страны. После пятнадцати лет реабилитационной работы с подсевшими на наркотики молодыми людьми, автор убедился, что в действительности это украденные у нас наши дети. В каком возрасте дети впервые дегустируют наркотик? В девяностые годы это происходило где-то в 12-14 лет, сейчас – в 10-12.  Когда употребление становится регулярным? Лет в 15-19 или чуть позже. В возрасте 22-25 лет они уже начинают «выпадать в осадок»: становятся полностью асоциальными личностями, ужасом для посторонних и проклятием для близких – родственников и друзей. Именно в этот заключительный период долго скрывавшейся болезни написан портрет типичного наркомана, который и стал его визитной карточкой. Зададим вопрос: те, кто подсел на наркотики, хуже или, может быть, несчастнее других?

 Не секрет, что взрослые люди отнюдь не всегда просчитывают последствия своих действий, позволяя себе многое из того, что наносит вред, главное, чтобы расплата не наступила мгновенно. Не боятся за последствия. Ребёнок, когда ему предлагают проглотить пилюлю или нюхнуть для получения «кайфа», да ещё даром, в лучшем случае боится ремня. Можно ли требовать от ребёнка, чтобы он был мудрее взрослых в своих поступках? Благодарю Бога, что во времена моего детства наркотики были недоступны и мне не предлагали их попробовать.

 Не следует впадать в крайность и утверждать, что наркопотребители всего лишь невинные жертвы обстоятельств, каждому из них есть в чём каяться. Наркомания согласно официальному мнению Церкви это не только тяжелая болезнь, но также и грех. Грех, которым все в различной степени повязаны. И те, кто подсел, и те, кто подсадил, и те, кто попустил, и те, кто отстранился под предлогом, что это его никак не касается. Все окажутся на скамье подсудимых на суде своей совести. Не все в этой жизни несут соразмерное вине наказание, в отличие от подсевших на наркотики: они все без исключения пожизненно наказаны тяжкой болезнью. Излечима ли эта болезнь?

 Ожесточающий население, повергающий в отчаяние наркозависимых и их ближайшее окружение догмат гласит, что наркомания неизлечима, что наркоман – он навсегда наркоман, что наркотик умеет ждать. К счастью, это не так. С одной стороны, нельзя отрицать, что в организме, в его функционировании у наркомана произошли необратимые, не исчезающие со временем изменения. Преуспевшие в наркотическом саморазрушении уже никогда не вернут себя в изначальное состояние ни самостоятельно, ни с чьей-либо помощью, в частности, не смогут контролировать свое употребление спиртного. С другой стороны, наркозависимый может оставаться трезвым, не употреблять психоактивные вещества сколь угодно долго, жить полноценной активной жизнью вплоть до своего отшествия из этого мира в доброй старости. Его болезнь не будет проявляться, не будет отравлять его жизнь. Во многих случаях допустимо говорить, что наркоман в этих людях не затаился, а умер. Украл несколько лет жизни, унёс с собой часть здоровья, внес в жизнь человека дополнительные ограничения. Но всякий согласится, что запрет на бокал вина во время застолья совсем не инвалидность. Так что можно с полным правом говорить, что, хотя болезнь неизлечима, наркозависимый может преодолеть свою болезнь – вылечиться.

 Правда состоит в том, что не все наркоманы безвременно погибают: немало тех, кто, исцелившись, живёт среди нас. Говорю на основании личного опыта и опыта друзей, не с чужих слов знающих предмет. Более половины воспитанников, решавших проблему зависимости на приходе, которым мне довелось руководить в течение многих лет, живут нормальной радостной жизнью. У наркомана есть шанс возродиться, и есть возможность вернуться в общество достойным гражданином. Вот только как его общество встретит? Будут ли окружающие искренне рады его возвращению? Завязавшие с наркотиками знают, почему им лучше молчать о своём наркоманском прошлом.

 Церковь считает попавших в наркотическую зависимость людей частью своей паствы, не отворачивается от них. В концептуальном документе «Об участии Русской Православной Церкви в реабилитации наркозависимых»[1] записано: «Наркомания — это грех, но вместе с тем наркоман — это и больной человек, попавший в беду. Он не в меньшей степени, чем остальные, может надеяться на милосердие Бога, «Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2:4). «Нет воли Отца… Небесного, чтобы погиб один из малых сих» (Мф. 18:12-17). Любой человек способен изменить свой греховный образ жизни и встать на путь спасения… Вне зависимости от тяжести и срока наркотической зависимости, Господь силен излечить страждущего данным недугом при искреннем желании последнего. Зависимый человек должен быть активным и сознательным участником реабилитации, готовым приложить усилия и понести труды для преодоления зависимости. Служители Церкви могут и должны оказать помощь человеку, решившемуся прекратить употребление наркотиков, участвуя в процессе исцеления в качестве соработников Божиих».

Читать статью полностью на сайте «Нашёлся!»


Возврат к списку