По благословению Священноначалия Русской Православной Церкви

ИГУМЕН МЕФОДИЙ (КОНДРАТЬЕВ): «ЦЕРКОВЬ – ЕДИНСТВЕННАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ СТРУКТУРА, СПОСОБНАЯ БОРОТЬСЯ С НАРКОМАНИЕЙ»

ИГУМЕН МЕФОДИЙ (КОНДРАТЬЕВ): «ЦЕРКОВЬ – ЕДИНСТВЕННАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ СТРУКТУРА, СПОСОБНАЯ БОРОТЬСЯ С НАРКОМАНИЕЙ»
О создании единого антинаркотического фронта объявили на Всероссийском съезде руководителей православных реабилитационных центров в Марфо-Мариинской обители.

- Когда с наркоманом говоришь, у него глаза как у дохлой рыбы. Мать на коленях стоит, дети плачут – он не слышит. Он детские вещи из дома вынес, иконы дедовские заложил... Встанешь на колени: «Господи, помоги, я лично НИЧЕГО не могу тут сделать», - и вдруг видишь огонек в мервых глазах. Молитва меняет сердце...

Такую историю рассказал ставрополец Николай Новопашин на открытии первого Всероссийского съезда руководителей реабилитационных центров Русской православной церкви (РПЦ).

Святые отцы объявили ни много ни мало о создании национальной системы реабилитации и ресоциализации наркозависимых. Все это, как подчеркнул в своем приветственном слове Партриарх Московский и всея Руси Кирилл, во исполнение поручения президента Дмитрия Медведева, данного им на Госсовете в Иркутске (президент указал шире привлекать негосударственные реабилитационные центры к созданию национальной системы медико-социальной реабилитации, разработать механизм государственной поддержки таких организаций). Если раньше православных борцов с наркоманией воспринимали, как маргиналов, то теперь, благодаря Медведеву, их слышат на государственном уровне...

Высокий статус съезда подтвердил сидящий в президиуме директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов.

А в зале присутствовал любимый многими актер Юрий Беляев. Заслуженный артист России признался в интервью «КП», беда наркомании коснулась и его знакомого, близкого человека. Кроме того, Юрий Викторович давно дружит со священником из Новосибирска, который лечит наркозависимых.

«СВЯЩЕННИКИ ЕЖЕДНЕВНО ОТПЕВАЮТ ЮНЫХ НОВОПРЕСТАВЛЕННЫХ...»
Дано: на сегодняшний день у РПЦ есть 40 реабилитационных центров. География – от Калининграда до Камчатки.

Этого, конечно, мало: по оценке руководителя Координационного центра РПЦ по противодействию наркомании игумена Мефодия (Кондратьева), сегодня в стране два с половиной миллиона наркоманов, а церковь помогает хорошо если тысячной их части. Спрос на церковную реабилитацию многократно превышает возможности РПЦ.

- Каждый священник ежедневно сталкивается с горем родителей наркозависимых, отпевает совсем юных новопреставленных, - поддержал епископ Ставропольский и Невинномысский Кирилл.

Задача, которая стоит перед церковью: увеличить количество реабилитационных центров на порядок (четыреста вместо сорока). Объединить их в систему: то есть разработать некие единые правила (сегодня работающие с наркоманами священники кто в лес, кто по дрова), создать своеобразный народный фронт. Провести обучающие семинары в епархиях.

Все центры будут строго православными: мирянам, пришедшим в них за помощью, придется воцерковиться. Изучение основ вероучения и посещение церкви обязательно и для родителей зависимого...

На выполнение задачи православная церковь положила 10 лет.

«С СЕКТАНТАМИ НЕ ЯКШАЕМСЯ!»
- Нет у нас десяти лет! – объявила главный научный сотрудник Государственного центра имени Сербского профессор Татьяна Клименко. - Статистика плохая: два с половиной миллиона наркоманов – вроде бы 2 процента от населения, но, если брать группу от 16 до 25 лет, это 16 процетов! А количество школьников и так сокращается!

Психиатр объяснила, что в такой катастрофической ситуации РПЦ не стоит изобретать велосипед. Ведь неопятидесятники давно на нем катаются! У так называемых харизматических конфессий 300 центров! Также свои системы реабилитации выработали Минздрав, Минобразования, Минспорта, католическая церквь, разнообразные общественные организаций; всего в стране работают 700 центров. Концепция РПЦ должна быть вмонтирована в некую единую федеральную базу...

- Ни о каком объединении с сектантами речи быть не может! – загрохотал в ответ тот самый протоиерей из Новосибирска Александр Новопашин. – Есть постановление Архиерейского собора 1994 года: кто участвует в совместных мероприятиях с неопятидесятниками, отлучается от церкви! Они превращают людей в рабов, обманывают...

Давний конфессиональный конфликт непреодолим даже перед лицом национальной угрозы.

Ради справедливости, якшаться стоит действительно не со всеми. К примеру, в России до сих пор работают подразделения «Нарконон»: сайентологические центры, якобы избавляющие от наркотиков – хотя использование таких методик было запрещено Минздравом еще в 90-х!

Или скандальный, известный уголовными процессами екатеринбургский фонд «Город без наркотиков»: председатель съезда, епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон специально пояснил, что эта организация не является православной, не пользуется поддержкой священноначалия, не приглашена на съезд.

«ДЕНЬГИ? МЫ МОЖЕМ И БЕЗ НИХ!»
Еще в декабре 2010 года, после подписания соглашения о сотрудничестве между Государственным антинаркотическим комитетом и РПЦ, был создан фонд Иоанна Кронштадского. Пока он пуст. Помощи ждут и от государства, и от добрых людей: пресс-секретарь отдела РПЦ по церковной благотворительности и социальному служению Василий Рулинский намекнул «КП», что определенные «подвижки» ожидаются к зиме. Но настоящую революцию произвел игумен Мефодий (Кондратьев), когда рассказал о системе, при которой вложения почти не нужны!

- Нет реабилитационных центров. Вместо них действует небольшой мотивационный центр (там психологи объясняют наркоману, что надо лечиться. – Ред.) человек на двадцать, а потом они отправляются в монастыри...

Это настоящее ноу-хау, ведь монастыри – готовые «терапевтические» общины, на создание которых «с нуля» уходит бездна времени, затрат и сил! Система уже внедрена и действует в Иваново-Вознесенской епархии. - Русская православная церковь, - резюмировал Кондратьев, – единственная общественная структура России, которая обладает достаточной материальной базой для создания национальной системы реабилитации наркозависимых. Я имею в виду плотность, с которой расположены церкви и монастыри, и то, что большинство обителей имеют средства, чтобы принять новых насельников. То есть церковь может выполнить задачу президента, даже опираясь на собственные силы...

Будет ли сделана ставка конкретно на эту модель, решит Архиерейский собор. Но, вероятнее всего, моделей будет несколько. В Новокузнецке, например, священники вообще не признают изоляции наркоманов ни в монастырях, ни в центрах: их лечат по месту жительства, руководствуясь святоотеческим «где грех, там и покаяние». И – получается!

Пока съезд принял решение: каждому городскому священнику провести ликбез, чтобы он мог квалифицированно отвечать родителям наркоманов, а каждому сельскому священнику – рекомендовать принять в приход несколько пьяниц (ситуация в городе и на селе отличается, на селе – пьянство. – Ред.). 2-3 человека не в тягость в глуши, где паства невелика.

НАСТАВЛЕНИЕ ВЕРУЮЩИМ: «НАРКОМАНОВ НЕ СУДИТЕ»
Епископ Кирилл обратился и к мирянам: - Часто человек погряз в страшных грехах, но при виде наркомана готов съязвить, пнуть. Напомню слово Христа: «только вынув бревно из своего глаза, можешь вынуть сучок из глаза брата твоего».

УЛЬЯНА СКОЙБЕД, «Комсомольская правда»,
http://kp.ru/

Возврат к списку