По благословению Священноначалия Русской Православной Церкви

ДЕРЖИСЬ, АНДРЕЙ!

ДЕРЖИСЬ, АНДРЕЙ!
Наркомания в России стала общенациональной проблемой. Нет, проблема – это запрограммированные на зимнее и летнее время, которые теперь отменены, счетчики электроэнергии. А наркомания в России - это трагедия.

Возраст первого употребления инъекционных наркотиков в нашей стране с 17-18 лет скатился до детских 11-12-ти. Наркотики сегодня делают из того, что под рукой: бензина, уксуса, соляной кислоты, и люди, употребляющие их, гниют заживо и умирают, потому что перечисленные компоненты с жизнью несовместимы.

Наркомания в России перешагнула все мыслимые и немыслимые границы. В нижегородском приемнике для несовершеннолетних правонарушителей 12-летние подростки, попавшие сюда за сбыт героина, - постоянные обитатели. Большинство из них сами «сидят» на игле, поэтому отказаться от преступного бизнеса не в силах. Изолировать детей, не достигших возраста уголовной ответственности, правоохранительные органы могут лишь на короткий период. Все ограничения по опасной для общества деятельности этих мальчишек – несколько суток пребывания в приемнике, а потом они выходят на улицу и идут по привычному кругу: цыганский поселок — доза — наркотики на продажу... Что возьмешь с детей? Тем более все равно не жильцы.

Шансы выжить после регулярного приема сильнодействующих наркотиков у подростков равны нулю. Взрослым требуются на это годы осознания. «Соскочить» с иглы и найти в себе силы бороться с соблазном уйти от житейских проблем в розовый угар удается единицам.

...Андрей родился в Смоленске. Сейчас ему тридцать, хотя на вид не больше двадцати пяти. Он - общительный, интересный, веселый. В слова о том, что у него за спиной больше десяти лет героинового стажа, и что каждое утро он испытывает сильнейшие боли в суставах, печени, почках и по этой причине чувствует себя дряхлым стариком, сразу как-то и не верится.

Андрей — бывший наркоман, хотя сам он уверяет: бывших наркоманов на свете нет. Бывают люди, прекратившие употребление наркотиков и горько сожалеющие о том, что когда-то не устояли перед сомнительным кайфом.

А начиналось все очень просто. Андрей рос в самой обычной семье, был веселым беззаботным ребенком. Он хорошо помнит, как учитель алгебры и геометрии в школе говорила: «Андрей, у тебя золотая голова!» У хорошо развитого физически подростка были отменные успехи и на уроках физкультуры. Помимо них Андрей занимался спортом в различных кружках.

Но на школьные годы Андрея пришлись непростые 90-е годы. Сняв звездочку октябренка, пионером он уже не стал. Советский строй рухнул, а вместе с ним и стабильность общества, различные приличия и запреты. Родители целыми днями были на работе, выбивались из сил, чтобы получить хотя бы крохи задерживаемой зарплаты. В это время Андрей оказался предоставленным сам себе и улице. У него появились свобода, друзья и огромное желание стать как можно быстрее самостоятельным и взрослым. В ночные клубы вихрем ворвались безбашенные европейские дискотеки. Под оглушительные звуки музыки, опьяняющее чувство независимости и безнаказанности друзья Андрея попробовали сначала сигареты, водку, а потом и наркотики. Не устоял и сам Андрей. Против стадного чувства идти трудно. Да и интересно по юности лет было: что же такое настоящий кайф?..

Это сейчас он усмехается, вспоминая, что среди тогдашних его «друзей» были люди, нарочно подсаживающие на сильнодействующие наркотики малолеток, ведь с этого сами они имели привилегии при покупке наркотиков. Что схема «первые три раза бесплатно» применялась вовсе не по причине братского дележа, а для прочной зависимости и дальнейшего использования нового «клиента» по полной программе.

Это сейчас на борьбу с наркотиками встало все общество. О наркомании стали говорить открыто, и появились люди, прямо заявляющие: «Я – наркоман. Не повторяйте моих ошибок». А в годы перестройки в городе, где жил Андрей, не было даже службы наркоконтроля. Зато в шаговой доступности был цыганский поселок, где в любое время можно было купить сильнейший наркотик.

Уколовшись раз, он ничего не понял и ничего нового не ощутил. Однако видя, что наркотики иначе действуют на знакомых со стажем употребления, Андрею тоже хотелось пойти до конца и почувствовать заветный кумар. Поймав «кайф», он поймал и тотальную зависимость от наркотиков. После третьего укола, его жизнь больше не принадлежала ни ему, ни друзьям, ни родителям. Наркотики стали в ней единственным смыслом и главной ценностью.

Впрочем судьба дала Андрею еще один шанс избавиться от страшной болезни. Через год после употребления наркотиков его призвали в армию, не обнаружив в организме никаких признаков болезни.

Два года на службе в военно-воздушных силах немного сдержали от употребления наркотиков. Но вернувшийся домой после армии Андрей вновь устремился в пленительные объятия свободы: посиделки в компании старых друзей, ночные дискотеки со всеми вытекающими последствиями. Товарищи Андрея в то время уже прочно сидели на героине. Решил не отставать и он. Инъекция раз в день, два раза в день, каждые два-три часа, а потом уколы требовались каждые полчаса, если была возможность приобрести их в неограниченном количестве.

Доза героина, необходимая наркоману в течение дня, по словам Андрея, стоила от 1000 до 3000 рублей, в зависимости от качества и количества. Нужно было быть очень состоятельным человеком, чтобы иметь возможность купить себе наркотик и не думать о том, хватит ли денег на следующую покупку.

«У наркомана две мысли крутятся в голове. Первая: где достать деньги на наркотик, и вторая – наркотик, наркотик, наркотик», - говорит Андрей.

Он устроился на престижную работу. Под допингом, опять грустно усмехается молодой человек, выполнял ее быстро и очень хорошо. А под вечер, когда наркотик в крови сдавал свои позиции, шел добывать деньги любыми путями. Мать родную готов был за горло взять, лишь бы найти необходимую сумму на заветный порошок.

В какое-то время Андрея перестало смущать, что шприц пускался по кругу. Какая разница, что все болячки у друзей-наркоманов будут общими, главное, что только после этого укола опять хочется дышать, думать жить.
Больше половины тех приятелей Андрея сейчас уже нет в живых. Были случаи, когда люди, которых он считал друзьями, и которые в тот момент были роднее матери и отца, умирали на его руках от передозировки. Но затуманенный мозг не останавливало даже это.

Шли годы. После двадцати пяти лет Андрей впервые почувствовал пресыщение от наркотиков и в периоды ремиссии стал задумываться о своей жизни, а главное – ее никчемности. Видел, как одноклассники, не поддавшиеся подростковому стадному чувству, толкнувшему его в героиновый ад, стали успешными людьми: сделали карьеру, обзавелись семьями, растят детей и испытывают истинное удовольствие от жизни. А он, думая раньше, что именно ему принадлежат все блага жизни и только он способен оценить все ее настоящие радости от иглы до иглы, начал понимать, что у него есть только зависимость, которая с каждым днем приближает его к смерти.

Помог Андрею коллега по работе. Тоже наркоман. Он держался на плаву благодаря периодическому посещению монастырей и храмов, где течет совсем другая жизнь, где нет доступа к наркотикам, где разумом обретаются совершенно другие ценности существования.

Поехал в обитель и Андрей. Оставил дома все вещи, напоминающие или связывающие его с прошлой жизнью, и начал трудиться и молиться. Именно здесь он осознал, что каждый день с первого раза употребления наркотиков убивал себя. А самоубийство – тяжкий грех для православного человека. Вот и начал Андрей отмаливать свои грехи одиночеством, трудом и покаянием.

«Зависимость от наркотиков у человека в голове. Слово «ломка» мне не нравится, потому что отсутствие дозы на самом деле ломает не тело, а всего лишь ход мыслей: нет – надо! Я видел, как наркоманы пытались завязать со своей болезнью в лечебных заведениях, как бились родители, чтобы спасти своих детей. Но врачи могут только временно помочь телу, а избавить от зависимости в голове – нет. Это может сделать только сам человек, своим желанием, силой воли и верой», - говорит Андрей.

Часами стоя перед ликами святых он благодарил их за избавление от наркотиков и обещал, что больше убивать себя никогда не будет. С тем и покинул монастырские стены.

Но светская жизнь в современном обществе бывает порой одинаково жестока и к здоровым, и к страдающим людям. Бывает, что и благополучному вполне человеку трудно сказать нет какому-то пагубному пристрастию, а тут – желание, не сравнимое ни с одним другим, соблазн, постоянные мысли о том, что стоит уколоться, и депрессия, неприятности, страхи, проблемы тут же уступят место привычному сладкому отупению в голове и теле.

Он снова сорвался, не выполнил данного Богу за спасение души и тела обещания. И отчаялся. Отчаялся так сильно, что впервые в жизни решил признаться родителям: я сильно болен, я умираю, я не справлюсь со своей бедой сам.
Родные забили тревогу. Стали искать по всей России центры, оказывающие помощь наркоманам. Одним из них оказалась общественная организация «Осознание». В центр, находящийся во Владимирской области, родители отвели Андрея за руку.

Помощь страдающим от наркотической и алкогольной зависимости в «Осознании» оказывается с помощью труда и веры. Для этого люди, решившие вернуться к жизни без наркотиков, уезжали в деревни и села, помогали восстанавливать разрушенные храмы, вели натуральное хозяйство: своими руками выращивали овощи, ухаживали за домашним скотом.

«Не сорваться, не сорваться», - стиснув зубы твердил Андрей, работая, не покладая рук, чтобы ни мыслей, ни сил, ни времени не оставалось. Молился и верил, что на этот раз в его жизни будет поворот, за которым наркотики исчезнут навсегда.

Стремление Андрея, его усердие и труд отметили руководители центра «Осознание» и предложили ему работу консультанта в Дзержинске. Теперь он ведет профилактическую деятельность, рассказывая учащимся городских образовательных учреждений правду о наркотиках. Он спасает людей, которым нужна помощь и без которой они пропадут – сгинут в смертельной пропасти наркотического дурмана.

Бывших наркоманов не бывает. Каждый день, каждую минуту, он держит себя в руках, чтобы не сорваться в ту же пропасть. И не забыть об этом, не расслабиться. Только и может Андрей в сложной ситуации поговорить с коллегами по работе, тоже наркоманами в прошлом, открыть им душу, а через этот разговор попытаться забыть о вновь вспыхнувшем остром желании, придти в себя. И осознание собственной силы и необходимости на своем примере спасти десятки, сотни еще не сломанных наркотиками жизней остановят, отрезвят.

... На днях два подростка – девочка и мальчик, припозднившись, зашли в одну из круглосуточных аптек Дзержинска за каплями от насморка. Едва переступив порог услышали от продавца категоричный возглас: «... нет! Шприцов тоже нет!» Название лекарственного препарата, свободно продававшегося в аптеке и по всей видимости имеющего большой спрос у несовершеннолетних, называть не будем для того, чтобы подростки, вроде этих девочки и мальчика, продолжали оставаться в неведении относительно его наркотического действия. А вот фармацевту в профилактике наркомании - не зачет, - кого-нибудь из подростков могут заинтересовать ее слова. Ведь запретный плод особенно сладок в переходном возрасте.

А еще на днях привлекла внимание банальная по нашим дням картина. Во дворе дома, прямо у тротуара, где гуляют дети и ходят бабушки – Божьи одуванчики, которые в основном этот дом и населяют, на всеобщем обозрении несколько дней лежал окровавленный шприц. Скажите, люди добрые, ну неужели выбросить в ближайшую урну его сложно? Добро бы еще район заброшенного детского сада был, где можно встретить уйму таких предметов, а то ведь – исторически культурная часть города. Помимо наглядной картинки наркомании, страшно и то, что на игле шприца долгое время могут сохраняться вирусы гепатита С и ВИЧ-инфекции.


...Держись, Андрей! Твои дела в сегодняшних реалиях подобны священной миссии: последней соломинки для утопающих и убедительного слова «нет» для тех, кто еще пребывает в счастливом неведении от наркотического дурмана. Не сорвись в пропасть. Ведь следом за тобой в нее упадут десятки, сотни, тысячи поверивших тебе людей.

Елена РОДИОНОВА,
"Дзержинские ведомости"


Возврат к списку